Women in Tech: актуален ли гендерный вопрос в IT

05.03.2021

Несколько лет назад появилось глобальное движение Women in Tech, вслед за которым во  всемирных технических организациях возникли женские комитеты (например, VRARA.org). На крупных технологических мероприятиях (GITEX, VRARA GLOBAL Summit и других) проводятся панельные дискуссии для женщин, желающих делиться успешными кейсами работы с технологиями. 

Зачастую тезис о том, что женщинам следует доказывать компетентность в области технологий и терпеть притеснения в программистской среде во всем мире, звучит от специалистов, связанных с технологиями лишь косвенно. 

Хотя сам термин «разработка программного обеспечения» ввела американская ученая в сфере информатики и системный инженер Маргарет Гамильтон, которая возглавила отдел лаборатории измерительных систем Массачусетского технологического института (MIT). Также под ее руководством разработали бортовое ПО для космической программы NASA «Аполлон».



Анна Тиунова, системный аналитик в области автоматизации комплексных бизнес-процессов «Ланит-Терком»


Я увлеклась программированием, будучи ученицей математической школы. В то время это была новая и загадочная область. Меня особенно привлекало все, что связано с вычислительной техникой. Возможность научить машину начертить нужный чертеж, поместив в нее рулон бумаги с отверстиями, или выполнить в считанные секунды сложный расчет казалась фантастикой, к которой хотелось прикоснуться.

При поступлении в вуз выбор встал между факультетом прикладной математики и математико-механическим факультетом. Но так как мне хотелось заниматься именно разработкой алгоритмов, я выбрала матмех.

В «Ланит-Терком» я работаю уже почти 30 лет. Начала путь с разработки программ на языке Algol-68 для телефонной станции. В 90-е годы в мировом финансовом секторе остро стояла проблема перевода устаревших систем, написанных на таких языках, как COBOL, PL/1, на новые платформы. Но делать это вручную было довольно трудоемко. 

Совместно с первым заказчиком из США наша команда, состоявшая из работников бывшей лаборатории СПбГУ под руководством профессора Андрея Николаевича Терехова, начала разработку автоматического конвертера программ с устаревших языков программирования на набиравшие тогда популярность Java и С++. 

Впоследствии этот конвертер превратился в мощное средство автоматизации реинжиниринга, известное как Relativity Modernization Workbench. Мы особенно гордились этим проектом, когда его признали лучшим в рейтинге Gartner Group. 

Затем проектов, связанных с mainframe и COBOL, стало не так много, но задач по построению алгоритмов, которые бы автоматизировали и оптимизировали сложные бизнес-процессы, становилось все больше. Этим я и занимаюсь по сей день. 

За свою долгую техническую карьеру мне не приходилось сталкиваться со взглядом свысока со стороны коллег-мужчин. В нашей компании все гораздо проще: стоит только начать обсуждать содержательную сторону задачи, и сразу отпадет необходимость доказывать, кто умнее. 

Здесь речь, скорее, не о гендерном различии, а о простом человеческом факторе и настороженности по отношению к новому сотруднику, члену команды. Это абсолютно нормально, ведь каждый участник команды — важная часть механизма, выполняющая конкретные задачи по разработке. Если она по какой-то причине не функционирует, то это может повлиять на весь проект.


Елена Смирнова, CEO ООО «Поларметр»


Я окончила математическую гимназию №426 в Санкт-Петербурге. Никаких сомнений по поводу поступления в технический вуз у меня не было — выбор пал на математико-механический факультет СПбГУ, потому что он находился недалеко от дома. 

Склонность к сбору, обработке и анализу информации появилась у меня в определенной степени благодаря родителям и окружению, в котором я росла. Моя любовь к математике, физике и химии всегда только поощрялась. 

Я хотела поступать в аспирантуру и заниматься Java — это направление было очень популярным. Но мои планы поменялись после случайной беседы с заведующим кафедры системного программирования в коридоре на факультете. Он рассказал про направление, изменившее всю мою жизнь: я услышала о проектах встроенного ПО, о DSP (Digital signal processor, или цифровой сигнальный процессор), и с головой погрузилась в новую область.

Мой первый проект в аппаратной области — оптимизация звуковых эффектов системы контроля цифрового сигнального процессора Motorola DSP56300 для японского заказчика. 

Здесь я участвовала в разработке архитектурного решения, прорабатывала набор возможных в ограниченных условиях музыкальных дефектов, в программировании музыкальных эффектов и их тестировании. До сих пор помню все музыкальные композиции, на которых тестировалась система. Далее была серия проектов с другими цифровыми сигнальными процессорами и проекты в области IP-TV, которое только появилось.

После рождения детей я решила попробовать себя в системном программировании, но вскоре вернулась ко встроенным аппаратным задачам, только в совсем новую область — компьютерное зрение. 

Дефектоскопия на производстве — область, которой занимаюсь до сих пор. Компьютерное зрение помогает определить дефекты на любых поверхностях и предметах, начиная от брака крекеров или круассанов на производственной ленте и заканчивая трубопрокатными производствами и дефектами труб.

Думаю, утверждения о том, что к женщинам в сфере IT относятся предвзято, сильно ошибочны и притянуты за уши. В работе я не сталкивалась с какой-либо дискриминацией и снисходительным отношением только из-за того, что я женщина. Даже примеров таких не припомню.


Микела Ди Виетро, технический руководитель команды инновационного стартапа Augmented.City s.r.l (Италия)


Окончив лицей естественных наук (в Италии лицей — это эквивалент старшей школы в российской системе образования), я без каких-либо сомнений  выбрала технический вуз. К сожалению, финансовой возможности отправиться в Милан или Турин изучать биоинженерию в медицине у меня не было. Тогда я решила остаться в родном городе Бари и поступить в Политехнический университет на факультет инженерной электроники. 

Только в университете я познакомилась с программированием. Затем, придя на работу в лабораторию оптики, я стала заниматься исследованиями и разработкой — участвовала в проектировании лазерных сенсоров на Mathlab и Zemax-EE.

Первый персональный компьютер появился у меня к 20 годам — это был подарок отца. До этого я работала только с университетским оборудованием. Окончив университет, прошла государственный конкурс на позицию исследователя в CNR (Национальный итальянский исследовательский институт, имеющий 224 отделения по всей стране) на отделение интеллектуальных систем по автоматизации (ISSIA). 

Там я начала работать с первыми системами в области компьютерного зрения — SLAM и Microsoft KINECT. Забавы ради приобрела себе первую версию KINECT360, отрезала от устройства провод и прикрутила батарейку, чтобы можно было сделать его мобильным. Так я смогла провести эксперименты по построению плотных 3D-карт внутри помещений и на улице. Далее были проекты по распознаванию ржавчины, первая дефектоскопия, написание патентов. 

Я очень люблю экспериментировать, привносить что-то новое, творить или улучшать. Пробовала себя в качестве программиста: занималась разработкой приложений на Android, Java, С++. Это, безусловно, хороший опыт, но я вернулась к исследованиям и разработке в  сфере компьютерного зрения, искусственного интеллекта, AR. Последний яркий пример — разработка приложения по распознаванию лиц на расстоянии до 20 метров с помощью обычного смартфона. 

Уже год я руковожу командой по разработке Augmented City — платформы дополненной реальности в облаке (AR CLOUD). Это новейшая технология, и здесь мы в буквальном смысле пионеры. Любой пользователь приложения может создать 3D-модель своего пространства и разместить в нем что угодно — от рекламы и информации об объектах до анимированных 3D-персонажей. 

Все люди разные, уникальные, и в этом наша сила. Меня никогда не останавливало то, что я одна из немногих девушек в университетской группе, или что я иначе смотрю на какие-то вещи. Мной часто движет  внутренняя мотивация, которая всегда побеждает внешние факторы. 

В моей области работы, в обучении или сфере персональных интересов гендерный вопрос как бы не вписывается: в сфере IT неправильно и неэффективно разделять людей по половому признаку. Важно обращать внимание на конкретные навыки людей вне зависимости от их пола. Самое важное — есть или нет синергия между людьми.


Дарья Полякова, директор департамента медицинских решений компании «Ланит-Терком»


Я родилась и выросла в Москве. Решение поступить в технический вуз после окончания школы было естественным, и не было ни малейших сомнений относительно направления.  

Работу в сфере IT я начала параллельно с обучением в 2004 году в качестве тестировщика ПО. После небольшого обучения в компании приступила к работе в первом проекте по тестированию ПО системы учета финансовых заявок в рекламном агентстве.

Через три года стала начальником отдела тестирования. Работала в проектах по автоматизации процессов в разных областях: от железнодорожного транспорта до сферы, связанной с банками – в эквайринге. Стала заниматься бизнес-аналитикой процессов, задачами по автоматизации документооборота.

Ведь мало кто задумывается в обычной жизни, что каждый банк имеет свои особенности процедур и предлагаемых продуктов, а следовательно, так похожие, на первый взгляд, POS-терминалы, которые стоят в каждом торговом центре, должны быть по-разному сконфигурированы, со своими «фичами» в ПО.  

Систематизировать и раскладывать задачи, общаться с людьми, планировать и доводить до конца проекты — это то, что мне нравится. Когда наступило время материнства, я полностью посвятила себя ребенку.  Но скоро захотелось опять окунуться в сферу проектов, общения с коллегами, решать технические вопросы.

Как показало время, работа не мешает быть мамой и в каком-то смысле даже помогает. Мне предложили должность аналитика и менеджера продукта в сфере медицины в Питере. 

Медицинская область меня сильно увлекает хотя бы потому, что я вижу результаты наших трудов в повседневной жизни. Помню, как мне надо было стоять в очереди в регистратуру на запись или терять время на получение результатов анализов. Теперь разработанная нашей командой система онлайн-записи помогает получать результаты анализов в Москве проще и любым удобным способом. Уверена, что  скоро подобные системы появятся в других городах России. 

Сейчас я директор департамента медицинских решений. Становится все больше интересных наукоемких проектов, как, например, проект с использованием возможностей телемедицины для зарубежного заказчика. Вы только представьте, пациентам, которым сложно выбираться к врачу, можно из дома сделать ЭКГ или, например, измерить давление, а все данные уходят на портал к медикам, которые через личный кабинет или видеозвонок выдают рекомендации. 

Что касается гендерного вопроса, я бы сказала, что все зависит не от пола, а от характера, психотипа отдельной личности. Люди, которые часто пользуются положением, силой или даже особенностями пола, как правило, хотят выиграть в определенной гонке, где все средства хороши.

В IT, как и в любой другой высокоспециализированной сфере, не стоит вопрос о том, кто ты — женщина или мужчина, если результаты его работы неудовлетворительны. Человек в рабочей среде должен отвечать определенному уровню профессионализма. Если этот уровень не достигается по тем или иным причинам, истоки проблемы нужно искать не в половой принадлежности, а в наличии или отсутствии нужных компетенций.


Татьяна Елисеева, директор продуктового направления компании «Системы компьютерного зрения»


Выбор в пользу технического вуза был для меня вполне естественным: еще со школы технические предметы мне нравились больше, да и училась в классе с политехническим уклоном.

Свою техническую карьеру я начинала с должности разработчика в большом проекте с датским заказчиком FOSS. Мы создавали большую информационную систему на .NET Framework, на языке программирования C#.

Задачи были самые разнообразные: разработка логики backend, работа с базами данных MS SQL Server, разработка UI-приложений на популярном в то время фреймворке WPF. Я также участвовала в создании нашего собственного фреймворка для автоматизации тестирования. В этом проекте работала довольно долго и прошла путь от разработчика до руководителя проекта, а впоследствии возглавила департамент промышленных систем.

Помимо упомянутого датского заказчика я стала развивать в департаменте другие проекты по разработке различных информационных систем. Как директор департамента я выполняла задачи по ведению текущих проектов и запуску новых, формированию команд, найму сотрудников и работе с заказчиком, словом, стандартную деятельность PM (project manager).

В  какой-то момент я поняла, что мне больше хочется развивать продукт, а не управлять заказной разработкой отдельных элементов системы. Более того, я решила сменить область и начать работу с инновационными проектами в области искусственного интеллекта, компьютерного зрения. Мне хотелось работать с технической командой, общаться с потенциальными клиентами, видеть, как люди внедряют на предприятиях то, что мы создаем.

Сегодня в «Системах компьютерного зрения» я занимаюсь product-менеджментом серии продуктов: Smart Timber и Smart Storage, платформы по подсчету древесины и складских запасов. С текущей командой мы создаем крутое решение с использованием нейросетей и технологий 3D-реконструкции — это очень увлекательно.

Мне кажется, что среди IT-специалистов проблемы гендерного неравенства не существует. На своей практике я не сталкивалась с подобным отношением. Думаю, это связано с тем, что люди, работающие в этой сфере, не оценивают друг друга, исходя из половой принадлежности и отличаются либеральностью взглядов.

Не встречала и косых взглядов со стороны коллег-мужчин: в технической области важны совсем другие качества. О специалисте куда лучше говорит то, как он справляется с задачами и какой у него уровень hard-skills, а также умение работать в команде.

Автор: Екатерина Уфнаровская
Источник: Rusbase, 05.03.2021

Другие статьи по теме