Матрица, монополия и имплицитное знание. Каким стал мир благодаря коронавирусу?

13.11.2020


Первая сила — «горячая матрица» связана с повышением средней температуры Земли. По словам Нордстрема, этот фактор уже оказывает большое влияние на все виды деятельности в мире. Вторая сила — «капиталистическая матрица», под воздействием которой сегодня находятся практически все страны; капитализм стал единым мировым коммерческим языком. Конечно, у каждой страны вырабатывается свой «акцент», своя форма ведения бизнеса, к которому необходимо приспосабливаться, однако основа не меняется. Третья сила — «урбанистическая матрица». Опираясь на прогнозы ряда аналитиков, Кьелл Нордстрем подчеркивает: через 30 лет структура общества, в котором государства являются главными его «ячейками», перестанет существовать. До 85% населения планеты сосредоточится примерно в 600 крупнейших городах, именно они будут создавать до 90% экономического продукта. И, наконец, четвертая сила — «информационная матрица», рост влияния которой мы с новой силой ощутили в период пандемии.

По мнению Кьелла Нордстрема, одно из последствий коронавируса заключается в том, что он кардинальным образом ускорил все технологические процессы, за десять недель человечество перенеслось на десять лет вперед.

«Очень долго мы собирались использовать новые технологии для общения, образования, но ничего не происходило, — рассказывает Нордстрем. — И вдруг в один момент все изменилось. При этом вирус сам по себе не внес кардинальный вклад в существование людей, он просто ускорил то, что, скорее всего, случилось бы и так».

COVID вдохновляющий

Футуролог уверяет: COVID безмерно вдохновил его: «Никогда еще не видел я таких быстрых изменений в течение всей моей академической карьеры. То, что случилось в последние 5-6 лет, не сравнится с тем, что я наблюдал в течение своей жизни до этого. И эти изменения будут указывать направление нашей жизни на ближайшие 5-10 лет».

Кьелл Нордстрем собирается выпустить новую книгу, в которой обобщит все пережитое и выскажет прогнозы о том, как изменится мир.

В будущем, которое так стремительно наступило, зарабатывать можно только имея так называемую «временную монополию». По словам Кьелла Нордстрема, это конкурентное преимущество возникает, когда компания находит свое оригинальное решение, как справиться с проблемой любого клиента. «Временная монополия» основывается не на каких-то фундаментальных инновациях, а на создании некоторых (иногда совсем незначительных) преимуществах. Причем в некоторых ситуациях монополизм такой компании может продолжаться довольно долгое время. Наиболее яркими примерами таких «временных монополий» могут служить IKEA или препарат виагра от компании Pfizer. Кьелл Нордстрем уверен: именно такие компании, лучше конкурентов понимающие нерешенные практические проблемы потенциального клиента, займут центральное положение во всех отраслях бизнеса. А для разработки новых продуктов и сервисов они будут использовать имплицитное знание*.

В новом мире именно этот вид знаний станет основополагающим, а владеющие им получат серьезное конкурентное преимущество. С появлением Интернета и развитием ИТ ценность артикулируемого знания** довольно сильно девальвировалась. Его легко накапливать, аккумулировать и быстро передавать (продавать), такой вид знания без проблем переводится в «цифру», а значит, становится общедоступным. Когда только появились современные информационные технологии, стали говорить о том, что всё, что может быть оцифровано, будет оцифровано. И это утверждение постепенно воплощается в реальность. Сегодня интеллектуальная работа превратилась в такой же сервис, как и любой другой. Любая компания легко получает свободный доступ к корзине артикулируемых знаний, но при этом не может получить на их основе какое-либо уникальное преимущество. А «невыраженное, подразумеваемое» имплицитное знание можно передавать исключительно «от одного человека к другому», без помощи технологий, этот опыт «оцифровать» нельзя. Именно такое знание становится главным конкурентным преимуществом в эпоху «Индустрии 4.0».

Внешний облик нового мира

Все это, несомненно, окажет влияние и на систему образования. Кьелл Нордстрем уверяет: через 10 лет университеты будут выглядеть совершенно по-другому. Во многом «миграция» системы высшего образования будет похожа на то, что происходит в банковской сфере, области финансовых сервисов. Сегодня 80-95% всех форм банковской активности люди могут осуществлять самостоятельно, используя мобильный телефон или компьютер и удаленно. В остальных случаях, когда складывается нестандартная ситуация, нужен квалифицированный совет или консультация специалиста, люди идут в банк, чтобы встретиться со специалистом лицом к лицу. Похожим образом будут устроены институты и университеты. Большую часть времени студенты будут делать удаленно и при помощи компьютера: посещать лекции, участвовать в семинарах. И 5-10% времени проводить очно, собираясь, скорее всего, небольшими группами вместе с преподавателями для обучения, обсуждения тех проблем и ситуаций, которые невозможно решить другим способом.

Такие же кардинальные изменения произойдут и в образе жизни людей. Офисные и торговые центры превратятся в атрибут допандемийной эпохи. Традиционные офисные пространства станут не нужны. Огромные толпы людей, которые приходили в стеклянные башни утром и возвращались оттуда вечером, уйдут в прошлое. Выяснилось, что выполнять бизнес-задачи и воплощать проекты вполне можно, не посещая офисы. 20-30% рабочих задач люди будут выполнять удаленно. Во время пандемии выяснилось: всё, что могло быть сделано удаленно, начало делаться удаленно. Впервые с середины XIX века вся концепция бизнеса начала кардинально меняться. Уйдут и форматы крупных торговых центров. Глобальные бренды перестанут присутствовать в физической форме магазинов и бутиков, им на смену придут шоурумы. Все это, конечно, существенно изменит лица городов.

Джентльменский набор постковидного человека

По словам Кьелла Нордстрема, уже сейчас видно, что людям для успешного существования требуется совершенно другой набор навыков, чем еще несколько лет назад.

Переход на удаленную работу потребовал, во-первых, умения максимально продуктивно управлять собой и своим временем. Умение организовывать себя самого, свое рабочее место стало необходимостью номер один. «Мы работаем дома, коллеги на нас больше косо не смотрят, у нас больше нет столовой, куда мы ходим в обед, нет никакой структурированной формы рабочего дня, поэтому важно уметь организовывать себя самостоятельно, — говорит Нордстрем. — Не стоит забывать, что мы привыкли быть в окружении людей: в школьном классе, в университетской группе, в компании, в военном подразделении, религиозной общине. Обычно мы всегда существуем в группе, а теперь мы сами себе организаторы, и для многих из нас это совершенно небывалый образ жизни».

Второй важнейший навык связан с необходимостью общаться и выстраивать корпоративную культуру в ситуации, когда компания превратилась в сеть людей, разбросанных по всему миру и работающих удаленно. Люди должны уметь пользоваться инструментами, которые позволяют им чувствовать себя частью коллектива, позволяют объединяться.

И третий навык, вернее даже набор навыков, связан с вопросом знаний. Сегодня необходимо помнить, что всё, что мы делаем, используя цифровые инструменты, технологии, может и БУДЕТ скопировано — конкурентами, коллегами. Поэтому людям нужно приобретать умения, которые дополняют базовые, рутинные цифровые навыки.

Автор: Наталья Басина
Источник: crn.ru, 13.11.2020