Машина времени для особенных детей

07.03.2019

Есть в Москве несколько сакральных для города мест, побывать в которых нужно как взрослым, так и детям. Детям это особенно важно. Кремль, Манежная площадь, Поклонная гора, Третьяковка, зоопарк и музей изобразительных искусств имени Пушкина, в просторечье - Пушкинский музей. Встреча с прекрасным, встреча с прошлым России и всего человечества. Десятки залов с тысячами экспонатов. Эпохи мировой истории, сжатые в единое целое.

Сотрудники музея в партнерстве с компанией ЛАНИТ уже второй учебный год работают по программе «Пушкинский музей – воспитанникам детских домов и интернатов». Ребята из Берсеневского интерната, Российского еврейского конгресса, общественной организации «Художественный центр «Дети Марии», подопечные 31 московского интерната приезжают в музей, где для них проводятся экскурсии и занятия в мастерских. Керамика и скульптура, эстампы, живопись – вот перечень того, чем дети занимаются в рамках проекта. Итак, Пушкинский музей. Мы с Анной Русских подошли к служебному подъезду, немного опаздывая. Звонок, и нас провели внутрь. Процесс обучения уже шел вовсю! Перед нашим восхищенным взглядом в зале голландской живописи разворачивалось воистину вдохновляющее действо! Ребята из Бересневского и 31 интернатов, разбившись на группы, внимательно, затаив дыхание, слушали экскурсовода. Одновременно они делали пометки и зарисовки. Для чего? Об этом чуть позже.


Кто лучше всего знает своих воспитанников? Кто любит их всем сердцем и постоянно заботится о них? Конечно же, Алексей Коротков, директор муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Берсеневская общеобразовательная школа-интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья».

Анна Русских, руководитель проекта «Москультура», задала ему несколько вопросов. 

Вы возглавляете школу вот уже 23 года. Почему вы решили работать с особенными детьми? Чем вам нравится ваша работа?

- В нашем интернате больше всего детей с интеллектуальными сложностями развития. Мне больше всего нравится работать с такими детьми. Они доверчивые, активные, они к тебе тянутся. Они всегда хотят поделиться своими проблемами и успехами. Мне с ними очень комфортно. Я начинал работать в общеобразовательной школе, но когда я столкнулся с этими ребятами, мне показалось, что этим деткам я принесу больше пользы. Я решил попробовать свои силы и прикипел, уйти от них не смог. Они подкупают своей открытостью. 

Работа руководителя сложна и ответственна. Тем не менее вы нашли время и приехали сюда вместе с воспитанниками, приехали первый раз.

- В нашем коллективе есть очень увлеченный человек. Это Вера Тимофеевна, руководитель школьного музея. Именно она выезжала сюда с ребятами первый раз. Когда мне не удалось с ними съездить, она приехала и рассказала обо всем в цвете, в красках: как их приняли, как ребята с восхищенными глазами на все смотрели. Честно говоря, мы всегда с радостью воспринимаем любые выезды. Любые поездки, любое общение с людьми, с другими организациями. Но от поездки в Пушкинский музей ребята и Вера Тимофеевна были просто в восторге, и я хотел-не хотел, но бросил дела и приехал, чтобы увидеть всё своими глазами.

В наш век, когда книги практически ушли в прошлое, когда мало кто ходит в музеи, польза вот этих выездов, поездок для ваших детей - она ощутима? Видно, что они меняются?

- Да, видно, что они меняются, видят прекрасное, впитывают. Дети здесь раскрываются. Им становятся понятны творческие приоритеты, центры притяжения. И всё это вместе помогает решать нашу главную задачу – социализацию наших воспитанников, адаптацию ребят в обществе. Они видят Москву, транспорт, музей, естественно, это им помогает в дальнейшем в жизни. Сейчас они заканчивают школу, и мы будем для каждого индивидуально подбирать учебные заведения, где можно в полной мере раскрыть их таланты.


Пока Анна брала интервью, ваш покорный слуга наблюдал за процессом погружения ребят в искусство. Знаете, что было самое интересное? То, что для сотворения эскизов ребята использовали современные гаджеты. Сейчас можно спокойно снять понравившуюся картину или скульптуру, даже фрагмент, на телефон, а после, свободно разместившись на банкетке, делать эскиз. Час работы пролетел совершенно незаметно. На альбомных листах и блокнотах проявились узнаваемые контуры маленьких домов средневековой Голландии.

Далее путь наш лежал в «Мусейон». Вы, наверное, думаете, что мы сели в автобус и поехали на Крымскую набережную? Нет. Дело в том, что музей застраивает и реставрирует целый квартал старинных усадеб. Всё это будет единым комплексом. Мы просто перешли в соседнее здание. Поднявшись на второй этаж «Мусейона», мы оказались в мастерской, где делают эстампы. И тут меня ждал приятный сюрприз! Дело в том, что в пятом классе я занимался в художественной школе линогравюрой. Даже сам изготавливал для этого резцы. Но было это почти 40 лет назад.


Прямо с порога руководитель группы эстампа Светлана Кочеткова предложила мне взять в руки штихель и включиться в процесс. Очень хотелось, но надо было работать журналистом. Расходные материалы были розданы, и началось таинство творения прекрасного! Казалось бы - как всё просто. Сиди, рисуй, переводи через копирку, режь, печатай. Что тут сложного-то? Всё это правильно, но… То, что режет мастер на заготовке – зеркально отобразится на бумаге. Зеркально, поэтому и перевести на линолеум картинку нужно правильно. Иначе солнце взойдет на Западе. 

Процесс творения шел своим чередом, а нас ожидала мастерская керамики, где царствовала художник Марина Коваленко. На полках стояли работы, выполненные ранее. Чего тут только не было! Узнаваемые образы богов Древнего Египта: Бастет и Себек, Анубис и Гор. Больше всего меня поразила фигурка, которой здесь в принципе быть не должно. Конечно, если не знать заранее о её существовании. Это Амат, дочь Анубиса, которая присутствовала на страшном суде Осириса. И именно её фигурку, вылепленную очень тщательно, я и увидел на стенде мастерской. Оказалось, что год назад, в рамках проекта, мастерская проводила занятия в залах Египта и в залах Древней Греции. Отсюда и появились на полках боги Египта и чернобокие кувшины Древней Греции. 


В момент, когда мы пришли, ребята делали сосуды по древней ленточно-жгутовой технологии. Именно так изготавливались первые гончарные изделия. После изготовления сосуд обжигался и был готов к применению.  Чтобы не мешать ребятам мы переместились в уютное кафе в «Мусейоне», где встретились с Евгенией Киселевой - искусствоведом, куратором инклюзивных проектов ГМИИ им. А.С. Пушкина. С ней побеседовала моя коллега Анна Русских.

У ГМИИ им. Пушкина накоплен гигантский опыт работы с различными категориями и возрастными группами посетителей. Как у вас родилась идея делать инклюзивные проекты?

- У нас действительно очень богатый опыт работы с разными детьми, мы гордимся тем, что более 60 лет у нас существуют арт-студии, старейшие в Москве. Мы с коллегами часто говорим об этом модном слове «инклюзия», которое сейчас многие употребляют. Но ведь мы помним, что когда-то давно в наши студии приходили дети с особенностями, и никто их не разделял на категории, они все были равны. Сейчас детям с особенностями развития мы можем предложить особые форматы, которые им наиболее комфортны. Помимо обычных студий в музее есть: студии керамики, эстампа, студии арт-терапии, где педагог решает задачи социализации, расширения словарного запаса, чтобы ребенок начал видеть мир глубже.  Проект «Пушкинский - воспитанникам детских домов» родился из большой любви между компанией ЛАНИТ и Пушкинским музеем. ЛАНИТ много лет поддерживает наши инициативы. В том числе проект, направленный на помощь детям, которые находятся в сложной жизненной ситуации. Благодаря поддержке ИТ-компании мы можем принимать большие группы детей, которые знакомятся с коллекцией нашего музея, а потом продлевают свое общение с искусством, создавая собственные работы. Это ключевая точка арт-терапии. Потому что для ребенка, имеющего особенности воспитания, образования и развития особенно важно трогать, делать и находиться во взаимодействии с произведением искусства, а не только оставаться зрителем. Поэтому проект будет развиваться. Мы разработали целый цикл занятий, потому что за один визит сложно реализовать всё задуманное.  Также совместно с ЛАНИТом мы сделали видеокурс «Машина времени», который предполагает продолжение контакта за пределами музея. Мы просим тьюторов показывать ролики о музее и его экспозициях до того, как дети приедут к нам. Они могут пересматривать эти ролики и после визита, потому что так им еще интереснее вспоминать термины и то пространство, в котором они были. Это способствует лучшему запоминанию материала.   

Как вы считаете, что может привлечь современных детей в музеи?

- Мы живем в условиях музейного бума, количество посетителей музеев растет. Это происходит не только в Пушкинском, но и в огромном количестве музеев нашей страны. Это говорит о том, что элитарная культура постепенно демократизируется. Те виды искусств, которые раньше являлись закрытыми, доступными только элитам, становятся доступны более широкой публике. Выставки сейчас конкурируют не только с театром, они конкурируют и с кино. Мы выходим на очень широкие аудитории, поэтому у нас огромное количество посетителей-детей, которые идут не только со школьными группами в рамках образовательной программы, но и со своими друзьями, семьями.   

Музейное пространство в Москве и в России сегодня подвержено очень сильным изменениям. А меняются ли в общении с культурой дети, меняется ли их окружение?

- Меняются музеи, меняются дети, меняется всё, с чем они соприкасаются. Музеи тоже меняются под влиянием своих посетителей. У нас очень много интерактивных инструментов: обратная связь от наших посетителей, включая социальные сети. Музей - это скорее лаборатория, где происходит формирование идей, трендов, визуальных ориентиров для разных сфер культуры, в том числе массовой. Сфера образовательных программ тоже является одной из наиболее динамично развивающихся.  Музей обратился к тем аудиториям, с которыми раньше не работал, в частности стал на уровне руководства думать о том, как показывать искусство людям с инвалидностью: со слепотой, с проблемами слуха, с ментальными особенностями и т.д. И это все развивается в Пушкинском музее наравне с его знаменитой постоянной экспозицией. Музей знаменит своими выставками, это часть идентичности Пушкинского, поэтому мы делаем инклюзивные образовательные программы именно к выставкам. Что бы не только рассказывать нашим посетителям про экспозицию, но и делать ее доступной для всех.

Через пять минут после окончания интервью мы вновь вернулись в класс эстампа. И вновь предложение поработать. И тут мы не удержались. Анна Русских сделала зеркальную надпись, а я взялся за штихель. Руки помнили, на удивление резалось легко, будто это было вчера. Стружка ложилась ровным слоем, отверстия в буквах получались такими, как надо. А ребята тем временем начали процесс накатывания матрицы краской.  Можно использовать и черную краску, и любые другие цвета. После накатки, матрица накрывается бумажным листом, и вся конструкция отправляется под пресс, а из-под пресса выходит готовый эстамп. Сделали свой эстамп и мы. 

Время пролетело совершенно незаметно, и вот уже пришла пора прощаться. Довольные ребята получили подарки, сели в автобусы и поехали домой. Мы вышли в Колымажный переулок, и пошли к метро. Понравилось ли нам? Безусловно да. Приедем ли ещё? Конечно. Мы теперь дружим и с музеем, и с ГК ЛАНИТ. Спасибо всем за прекрасный проект и организацию. Спасибо детям за позитив и поддержку в момент изготовления эстампа. Всем успеха!

Автор: Николай Страхов, Анна Русских
Источник: МОСКУЛЬТУРА, 07.03.2019

Другие статьи по теме