ЛАНИТ

Группа компаний ЛАНИТ

rus | eng
+7 (495) 967-66-50
форма обратной связи

Игра на публику

30.03.2017 Российские ИТ-компании созрели для выхода на IPO. На Московской бирже видят, что для этого открылось окно возможностей. В конце 2017 года в России может быть проведено одно-два публичных размещения акций. 


Звезды сошлись


В ноябре прошлого года по решению Координационного совета рынка инноваций и инвестиций Московской биржи была создана рабочая группа по развитию публичного рынка ценных бумаг компаний российской ИТ-индустрии. Цель — содействие формированию на площадке публичного рынка ценных бумаг отечественных ИТ-компаний.

Московская биржа уделяет много внимания работе с ИТ-компаниями. Еще в 2009 году вместе с институтами развития («Роснано», РВК и другие) была создана площадка «Рынок инноваций и инвестиций» (РИИ) для вывода российских инновационных компаний на биржевой публичный рынок. Сейчас там торгуются бумаги 29 компаний, среди которых «Наука-Связь», Qiwi и другие. Вскоре этот список может пополниться несколькими новыми бумагами.

Геннадий Марголит, исполнительный директор по РИИ Московской биржи, говорит, что за последнее время на рынке ценных бумаг произошли значительные сдвиги: «После затянувшейся паузы на российский публичный рынок начали выходить российские компании: с начала года прошло три размещения. Обозначился тренд: различные акции активно покупают иностранные инвесторы. Можно сказать, что сейчас начинает приоткрываться окно возможностей. На руку желающим выйти на IPO играет макроэкономическая стабильность (снижается инфляция, наметились перспективы экономического роста), международная ситуация понемногу начинает проясняться. Все это влияет на настроения инвесторов, геополитика уже не является стоп-фактором».

Как объясняет Геннадий Марголит, чтобы компании выходили на IPO, нужно сочетание определенных факторов. Первый — макроэкономическая стабильность, второй — чтобы на рынке присутствовали все группы инвесторов, включая институциональных. Российскому рынку долгое время недоставало как раз институциональных инвесторов, так называемых длинных денег. «Но сейчас ситуация кардинально меняется. Я имею в виду прежде всего пенсионные деньги, основной источник длинных денег в любой стране,— говорит исполнительный директор по РИИ.— Благодаря усилиям Центробанка НПФы начали трансформироваться в рыночные институты и вести себя соответственно: теперь они смотрят на интересные и потенциально высокодоходные активы».

Сейчас в Минюсте находится документ, уже утвержденный Банком России, который дает НПФам возможность вкладывать свои накопления в высокотехнологичные компании — именно те, которые будут выходить на рынок инноваций и инвестиций в сегмент ценных бумаг РИИ Prime. Это тот самый сегмент, который нацелен на технологические компании. Конечно, тут есть и ограничения: можно будет инвестировать не более 5% портфеля, но это уже не так важно. «Это очень важный фактор: если есть якорные инвесторы, к ним добавятся и частный инвестор, и иностранцы. В России деньги есть, в силу снижения ставок на депозитах люди начинают смотреть на фондовый рынок с интересом»,— объясняет Геннадий Марголит.

Таким образом, все составляющие сейчас есть. Это значит, что можно выводить активы на рынок. Если раньше у компаний была альтернатива — выходить на западные площадки, то сейчас такой возможности, по сути, нет. Дело в том, что российская компания если и пойдет на западную биржу, будет по умолчанию иметь российский дисконт, а издержки существенно выше. Инфраструктура в РФ уже достаточно развита и позволяет заходить на наш рынок разным инвесторам, в том числе иностранным. Функционирует Центральный депозитарий, система исполнения сделок соответствует международным стандартам.

«Инвестору теперь не важно, на какой бирже покупать актив. Так что компаниям нет смысла листинговаться на зарубежных площадках, чтобы достучаться до всех категорий иностранных инвесторов. У нас и затраты гораздо ниже, и родная экосистема, и локальные инвесторы. Статистика сделок подтверждает этот факт: если раньше было много размещений российских компаний за рубежом, прежде всего на Лондонской бирже, потом был популярен двойной листинг — размещение на двух площадках одновременно, то сейчас компании предпочитают делать это исключительно внутри страны»,— рассказывает Геннадий Марголит.

Итак, внешние условия для IPO высокотехнологичных компаний сложились. Как насчет внутренних? Насколько сами компании готовы к этому?

Валентин Макаров, президент «Руссофт», считает, что потенциальные кандидаты созрели для публичного размещения акций: «Ситуация так складывается, что российские ИТ-компании подошли к необходимости выхода на IPO. Во-первых, российский рынок ИТ так или иначе начинает поворачиваться к импортозамещению. Этот тренд потребует существенной доработки отечественного ПО как в части его перевода на российские аппаратные решения, так и в части доведения до уровня конкурентоспособности с зарубежными аналогами. И второе: многие ИТ-компании доросли до того уровня, когда они не могут органично развиваться в условиях ограниченного объема внутреннего рынка. Выход на внешний рынок связан с крупными инвестициями в маркетинг и систему продаж. Без внешних инвестиций это сделать очень трудно. Сейчас проблема решается выводом IPR (Intellectual Property Rights — права на интеллектуальную собственность) с территории России. В интересах и бизнеса, и государства — создать условия для того, чтобы ИТ-компании могли найти в России и средства для развития, и возможности адекватной защиты своих прав по всему миру из России».

Тагир Яппаров, председатель совета директоров ГК АйТи, поддерживает это мнение: «Российский рынок мал в глобальном масштабе — менее 1% от мирового. Дохода от операций на «домашнем»рынке просто не хватает на выход и развитие за рубежом».

По словам Геннадия Марголита, у ИТ-компаний растет понимание важности публичной капитализации не только потому, что это хороший способ получить деньги по максимальной оценке от широкого круга инвесторов. Публичной компании гораздо легче привлекать заемное финансирование, то есть деньги ей обходятся дешевле плюс есть ликвидный залог в виде акций, она может обращаться к финансовому рынку с вторичными размещениями.

Есть еще мотив, который важен для ИТ-компаний и других инновационных компаний. Это опционы менеджменту и ключевым сотрудникам. Главный актив ИТ-компаний — это люди, мозги. Удержать людей только зарплатой сложно. Опцион — распространенный способ мотивации: он превращает сотрудников в совладельцев.

Не менее важно, что публичная компания может проще осуществлять сделки по слиянию и поглощению. Даже не тратя на это капитал, а обмениваясь акциями. ИТ-компании часто делают приобретения, чтобы развиваться быстро. Новые технологии, которые могут стать «могильщиками» сегодняшних лидеров, появляются в стартапах, поэтому приобретение стартапов сегодня вопрос выживания для технологических корпораций. Также публичные компании могут выделять проекты в дочерние spin-off предприятия, мотивируя ключевых сотрудников опционами. Эти же отпочковавшиеся стартапы могут в будущем выйти на IPO.

«Есть и личный момент — взросление основателей ИТ-компаний. Это люди, которые начинали 20-25 лет назад и сейчас уже хотят получить материальные результаты своей деятельности»,— добавляет Геннадий Марголит.

Еще один фактор — необходимость экзитов. Государство много средств вложило в развитие венчурной индустрии в РФ, в создание экосистемы для выращивания стартапов с самых ранних стадий. Но эффективность этой работы трудно оценить без прямого возврата средств на вложенные деньги. Сейчас наступило время для выхода инвесторов в целом ряде проектов, которые были профинансированы фондами с госучастием и частными инвестфондами. «Инвесторам нужно показывать результаты, а с выходами через продажу стратегам в РФ есть сложности — стартапы некому продавать. Крупные корпорации не готовы к таким сделкам, в том числе в силу своего непубличного статуса. Самый эффективный путь выхода инвестора в таких условиях — это IPO. Это также и более выгодный способ, так как биржевой коэффициент оценки капитализации обычно выше: здесь действует «наценка» за публичность и ликвидность. Для госфондов такой вариант «выхода» еще и наиболее прозрачный — биржевую оценку проекта примет любой проверяющий, так как она максимально объективна»,— объясняет исполнительный директор по РИИ Московской биржи.

По словам Тагира Яппарова, практика публичных размещений поможет достроить российскую инновационную экосистему. Вышедшие на биржу компании могут стать теми самыми стратегами, которые могут поглощать стартапы.

Также он добавляет, что российская ИТ-индустрия остается последней из ключевых отраслей экономики, которая пока не имеет успешных прецедентов в части капитализации: «Отсутствие капитализированных лидеров отрасли, на мой взгляд, сегодня является одним из основных тормозов дальнейшего развития ИТ-индустрии». По его словам, капитализация позволит компаниям ИТ-рынка преодолеть ограничения органического роста. «До начала 2010-х рынок ИТ развивался в России темпами в 25-30% ежегодно. Поэтому R&D, экспансию, приобретения компании финансировали из собственных средств. Сегодня при прогнозируемых средних темпах роста рынка менее 10% для развития требуется капитал»,— объясняет Тагир Яппаров.


Равнение на софт


Какие компании могут надеяться на успешное публичное размещение? Рустем Терегулов, партнер, руководитель практики PwC по сопровождению сделок на рынках капитала, говорит, что в первую очередь это те, у которых есть не только интересная идея, но и подтвержденная история генерации выручки и денежного потока, один или несколько раундов инвестиций от известных или секторальных фондов, убедительная история будущего роста (например, размер потенциального рынка плюс возможности и пути масштабирования, барьеры для входа конкурентов и т. д.). «IPO — это довольно непростой и недешевый путь привлечения капитала или частичного выхода, особенно для относительно небольшого бизнеса. Ведь это же не только и не столько процесс листинга: для успеха важным этапом является заблаговременная подготовка. Необходима трансформация бизнеса из частного в компанию, готовую функционировать как публичная к моменту начала самого процесса IPO. Для небольших компаний, возможно, проще найти стратегического покупателя из более крупных российских или глобальных игроков на ИТ-рынке. Чем крупнее бизнес, тем более интересным он будет для потенциальных публичных инвесторов, которым важен размер IPO, обеспечивающий ликвидность акций».

Далеко не все компании ИТ-рынка готовы к таким действиям. Некоторые в принципе не верят в IPO в России.

Алексей Ананьев, председатель совета директоров ГК «Техносерв», утверждает: «Тема IPO для российского ИТ-рынка сегодня абсолютно неактуальна. Те, кто мог это сделать, уже сделали. Новых игроков, отвечающих критериям публичных компаний, у нас нет и в ближайшее время не предвидится. Вместе с тем появляется достаточное количество небольших игроков, обладающих неплохими нишевыми продуктами или привлекательными для рынка компетенциями, которые вполне могут представлять интерес для частных инвестиций».

Андрей Сыкулев, генеральный директор компании «Синимекс», не рассматривает преобразование успешной ИТ-компании в публичную как обязательный шаг в ее развитии: «Да, существует определенная модель, когда ИТ-стартап должен дорасти до открытого размещения акций (продажи), которое в случае удачи дает возможность «заработать» и основателям, и венчурным инвесторам. Но для большинства успешно работающих частных ИТ-компаний IPO не имеет смысла. Если у компании нет долгов и она приносит прибыль, то в общем-то у нее нет никакого интереса размещать акции на бирже. Кроме того, IPO налагает на компанию существенные дополнительные обязанности. У нас даже банки далеко не все являются публичными».

Георгий Генс, президент группы компаний ЛАНИТ, также настроен скептически: «Если говорить о зарубежных площадках, то компании, которые работают на территории России, скорее всего, там сейчас неинтересны. IPO сейчас, возможно, будут проводить компании «с российскими корнями», но работающие на международных рынках и, по сути, уже не являющиеся российскими. Думаю, если бы «Яндекс» проводил IPO на Западе в сегодняшних условиях, с учетом санкций и политической ситуации вокруг России, такого успеха не было бы. А для проведения IPO в России рынок, на мой взгляд, развит недостаточно».

Владимир Миронов, старший вице-президент группы компаний «Астерос», поддерживает это мнение: «С учетом современной политико-экономической конъюнктуры сейчас явно не лучшее время для выхода на IPO. Во-первых, для успешного изменения статуса организации на публичный необходимы стабильные источники роста бизнеса. А российские ИТ-компании, и системные интеграторы в том числе, последние годы вынуждены работать на падающем локальном рынке. Во-вторых, вряд ли наберется хотя бы десяток отечественных ИТ-игроков, которые соответствовали бы комплексу требований, предъявляемых к кандидатам (определенная структура управления, финансовая прозрачность, понятные стратегии развития и т. д.). Не стоит забывать и об обязательных расходах при подготовке и проведении IPO: бюджет на услуги андеррайтеров, аудиторов, проведение рекламных кампаний, роуд-шоу и другие траты могут вылиться в суммы, которые исчисляются миллионами. Не думаю, что нынешнее положение большинства игроков ИТ-рынка предполагает свободное выделение подобных средств. Более реальным вариантом выхода российских ИТ-компаний на IPO, на мой взгляд, могла бы быть консолидация нескольких предприятий, объединение их опыта и знаний для привлечения финансов на развитие. Ну и, конечно, появление крупных профессиональных инвесторов, банков, фондов, которые бы вкладывали в развитие отечественной ИТ-отрасли, могло бы стать для российских ИТ-компаний шагом на пути к опубличиванию».

Борис Бобровников, генеральный директор компании КРОК, менее категоричен: «ИТ-рынок всегда был динамичным, особенно сейчас. Ситуация быстро меняется, постоянно появляются новые технологии, которые могут менять структуру рынка, расстановку сил, позиции игроков. Поэтому владельцы и первые лица ИТ-компаний обычно не стремятся к публичности, ведь она тормозит принятие решений. Другое дело, что инициатива создания при Московской бирже рабочей группы по вопросам IPO даст многим ИТ-компаниям возможность попробовать свои силы в привлечении дополнительных денег с рынка».

Другие представители отрасли вместе с Московской биржей настроены позитивно и ждут IPO не позднее первой половины следующего года. «Поскольку подготовка к сделке занимает не меньше полугода, раньше осени мы вряд ли увидим размещения. Но уверен, что если не в конце этого года, то весной следующего будут выходы на IPO лучших российских ИТ-компаний. Хорошее время для IPO — май, июнь, первые месяцы после сдачи отчетности. Мне сложно оценить, насколько это серьезно, но уже есть компании, которые готовятся, проводят аудит, общаются с инвестбанками и так далее. Так что, может быть, все произойдет гораздо быстрее, но прогнозировать сложно»,— говорит Геннадий Марголит. По его мнению, кандидатов на IPO в России наберется семь-девять.

Тагир Яппаров с ним солидарен: «Думаю, что в этом году может быть не более одного-двух размещений. Задача выхода на биржу требует длительной подготовки. Тем более существуют и определенные требования к оценке капитализации компании, которых еще надо достичь. Мое мнение: в 2017-2018 годах речь может идти о выходе на биржу пяти-шести компаний». По словам господина Яппарова, наиболее близки к публичному размещению те компании, для которых российский рынок является приоритетным: «Создание российского сегмента публичных ИТ-компаний, на мой взгляд, приоритетная задача российских разработчиков программных продуктов и ИТ-сервисных компаний. Это компании с высокой долей добавленной стоимости в бизнесе, имеющие свои продукты и технологии, работающие на устойчиво растущем пуле крупных российских заказчиков».

Борис Бобровников предполагает, что ближе всего к публичному размещению окажутся крупнейшие игроки ИТ-рынка, в портфеле услуг которых есть разработка ПО: «Высокое качество работы российских ИТ-специалистов и их конкурентный уровень ставок дадут таким компаниям все шансы удачно провести первичное размещение акций».

Но это точно не могут быть стартапы. Геннадий Марголит полагает, что для таких компаний российский публичный рынок пока по-прежнему недружелюбен. «У нас нет достаточного количества нишевых инвесторов, которые способны адекватно оценить молодую технологическую компанию. Если говорить о классическом размещении, которое происходит прежде всего за счет местных инвесторов, то они все еще подозрительно относятся ко всем проектам с печатью венчурности. Пока у компании нет устойчивого денежного потока, я не могу рекомендовать ей выходить на IPO,— говорит он.— Хотя мы знаем, что на Западе (например, на NASDAQ) это возможно: даже компании совсем ранних стадий выходят на биржу и вполне успешно. Российский рынок тоже движется в эту сторону, постепенно ситуация меняется, и когда-нибудь у нас стартапы смогут получать достойную оценку на бирже, но на это нужно время». Он не исключает того, что стартапы получат шанс в следующую волну размещений, когда инвесторы почувствуют вкус к технологическим компаниям и появится аналитика, в том числе независимая, по специфическим инновационным отраслям и компаниям.

Сам господин Яппаров также нацелен на публичное размещение — видимо, по этой причине он вошел в состав рабочей группы при Московской бирже. Тагир Яппаров объясняет: «Главная мотивация моя и моего партнера — создание компании, которая имеет стоимость, которая будет успешно функционировать, даже если мы будем уделять меньше времени непосредственному участию в управлении бизнесом. Безусловно, наличие капитала позволит нам реализовать многие из глобальных планов, которые сегодня просто нереализуемы: глобальная экспансия, рост за счет слияний и поглощений и проч. Мы ориентируемся на выход на биржу года через два, пока же ведем сложную и масштабную работу по структурированию бизнеса, работаем с потенциальными инвесторами и консультантами»


Автор:  Светлана Рагимова
Источник:  Коммерсант, 30.03.2017
Ссылка на источник:  http://www.kommersant.ru/doc/3254489
Яндекс.Метрика